Рыбалка в Прокопьевске
... и Кузбассе

Главная | Регистрация | Вход
Пятница, 17.08.2018, 13:11
Приветствую Вас Гость
RSS | PDA
Меню сайта
Мини-чат
Новости Прокопьевска
Наш опрос
Поддерживаете ли Вы любительский лов рыбы сетями?
Всего ответов: 347
Главная » Энциклопедия » Литературные страницы » Мрассу - желтая река

Мрассу - желтая река. Глава третья


ГЛАВА ТРЕТЬЯ,
в которой редактор многотиражки «Даешь мотор!» лишается своего собственного имени

Вертолет мне не понравился. Ощущение такое, будто тебя специально законопатили в бочке, чтобы потом сбросить с тысячеметровой высоты прямо в тайгу. А тут еще Игната дернуло за язык рассказать случай, когда у вертолета сам по себе срезался винт. А винт у него, как известно, один-разъединственный, и никаких тебе крыльев, чтоб спланировать. Да и второй пилот - тоже мне воспитатель! - приоткрыв дверцу кабины, предупредил, чтобы около входной двери не шарашились: один вот так же, дескать, шарашился и отвернул ненароком крючок-задвижку. Как ветром выдуло, до сих пор ищут...

Я на всякий случай перебрался поближе к пилотской кабине, заглянул в иллюминатор. Под нами медленно стлалась холмистая горношорская тайга, совсем не похожая на сплошное зеленое море, как поется в известной песне. Густо зеленели лишь распадки, а просветленные и выжаренные солнцем вершины холмов были почти безлесными, да и деревья по их склонам разбросала слишком жадная рука. Кое-где проглядывались старые, поросшие осинником гари. Они легко отличались по нежно-зеленому отливу. Гари же недавние, может быть, прошлогодние, были как запекшиеся раны на теле.

По тайге, не разбирая дороги, плыла тень нашего вертолета.

- Высота девятьсот... Скорость падения... - Валера, прищурив глаза, что-то высчитывал. - Плюс поправка на коэффициент... Если прыгнуть, секунд за сорок до земли долететь можно.

- Не долетишь, - ухмыльнулся Игнат.

- Я долетел бы. На спор?

- Кончайте, - строго приказал адмирал. Судя по его побледневшему лицу, Кузьму подташнивало.

- Все равно долетел бы, - Валера отвернулся от Игната с видом победителя.

Переубедить Валеру в чем-нибудь не так-то легко. Для него не существует препятствий. Он привык всегда и во всем быть первым и потому Валера - кумир завкома и всех его секторов. Он первым берет на себя встречные и поперечные планы, первым подписывает социалистические обязательства и, нужно сказать, первым их выполняет. Правда, качество прихрамывает, но это, по мнению некоторых, дело второе. Его портрет - первый на доске Почета, хотя из соображений русского алфавита ему следовало бы висеть несколько подальше. Но в завкоме знают, что такого Валера не пережил бы, впал в транс и понизил бы свою производительность труда. Большим людям прощают их маленькие слабости. Ведь стоит сказать Валере, что этого сделать не сможешь - разобьется, но сделает. И если бы сейчас Игнат с ним по-настоящему заспорил, Валера, пожалуй, в азарте прыгнул бы с вертолета без парашюта. Говорят, что он родился «в рубашке» с серебряной ложечкой во рту.

Сквозь тайгу пробивался извилистый голубой ручей. К нему спешили из распадков другие ручьи, поменьше. И картина сразу ожила повеселела, словно сумрачной тайге не хватало как раз вот этих тонких и как бы небрежных голубых мазков.

- Мрассу, - сказал Игнат.

Вертолет резко пошел на снижение. Мне представилось, будто я полетел в пропасть.

Взяв на борт трех пассажиров, вертолет снова взмыл вверх. Высокая некошеная трава на взлетной площадке долго не могла прийти в себя, беспокойно колыхалась, осыпая недозрелые семена, сетовала шепотком на свою неудачную судьбу.

В полусотне метров - Мрассу. Совсем не тот ручеек, что виделся с вертолета. Широкая, полноводная, зовущая река. По обе стороны - поселок Усть-Кабырза. По нашему, левому берегу, он растянулся километра на три, а перед слиянием Мрассу с Кабырзой переехал на пароме реку и подался по логовине в таежную глушь. Правый берег напротив - сплошная круглая гора с редким кустарником и скалистыми выступами.

- Благость-то какая, господи! - вдохновенно произнес адмирал, посмотрел на солнце, потом на часы и совсем уже другим тоном сказал: - Распотякивать, братцы, некогда.

Кузьма был прав. Нам предстояло закупить хлеб, картошку, соль, сахар и прочее, а главное - разыскать знакомого адмиралу руководящего товарища.

Кабырзинский руководящий товарищ поднялся навстречу, вежливо с нами поздоровался, но Кузьму почему-то не отличил, хотя Кузьма величал его по имени-отчеству и делал довольно прозрачные намеки на старое знакомство и приглашение погостить.

- Край у нас великолепный, отличный край. Санатории надо здесь строить, Дома отдыха, пансионаты, - говорил нам руководящий товарищ, словно от нас могло что-то зависеть. - А сюда до сих пор приличной дороги нет. Вы как добрались?.. На вертолете. В том-то и дело. С погодой вам еще повезло. Могли в Спасске просидеть с недельку. У нас ведь микроклимат. Сейчас солнце над головой, а через полчаса гроза, ливень, - говорил он охотно, соскучившись, видимо, по незнакомым людям, перед которыми можно отвести душу. - Я ведь кого только сюда ни приглашал: посмотрите, посочувствуйте, помогите - это ведь Швейцария, а может, и того лучше...

- Вы и меня, нас то есть, приглашали, - вовремя вставил Кузьма. - Помните, мы с вами...

- Возможно. Вполне возможно, - не стал спорить руководящий товарищ, а узнав, что нам от него требуется, тяжело вздохнул, поморщился, заерзал в кресле: - Ну зачем вам куда-то плыть? Что за мода пошла - не понимаю. Оставайтесь здесь, в Кабырзе. Можно палатку на берегу поставить, могу домик дать, есть свободные. И рыбалка, и воздух, и тайга вот она. Молока всегда купите, хлебушка свеженького. Не хотите? На подвиги тянет?.. Слово дали? Это хорошо – слово. Да вот с лодками у меня беда - в работе все лодки.

- Мы не за так, мы в аренду или в прокат, - взмолился адмирал, теряя под ногами почву, - сколько стоит - пожалуйста...

- Да знаю, знаю, что не за так, только извините... И рад бы в рай, да грехи не пускают. При всем желании ничем помочь не могу.

Вот это прокол!

- Трепач! - бросил Игнат адмиралу, выйдя из конторы, и один зашагал к реке.

На Кузьму жалко было смотреть. Даже золотые лацканы на его куртке поблекли.

- Мы же с ним в купе зимой ехали вдвоем, - недоуменно, ни к кому не обращаясь, говорил Кузьма. - Начальника из себя строил, владыку рек и морей. Приезжай, говорил, я для тебя все сделаю. Я ему за пивом в вагон-ресторан бегал...

- Хочешь, я с ним один на один потолкую? - Валера выпятил грудь и сжал мощные свои кулаки.

- Э, - отмахнулся Кузьма, сел на нижнюю ступеньку крыльца и с трудом раскурил сигарету, поломав с десяток спичек.

- Пойду посмотрю, чем в магазине торгуют, - сказал Валера. - А то окажется, что хлеб начнут печь только завтра, а соль завезти не успели.

Я присел рядом с адмиралом.

«Вот так флот, - нехорошо подумалось мне. - Разбрелись кто куда. Никакой организованности, никакой слаженности. Полный комплекс несовместимости. Влип я, кажется, в историю, ох как влип!»

- Ничего, Матвей, не тушуйся. - Кузьма будто бы угадал мои мысли. - Все будет тип-топ, вот посмотришь...

Игнат неожиданно появился со стороны взлетной площадки. Шел он ровно, неторопливо. По невозмутимому лицу его не понять было, какие он несет вести, о чем думает.

- Пижоны... Начальнички им нужны, приглашения... Когда поплывем - сейчас или переночуем?

Лицо Игната по-прежнему было непроницаемо, и я не мог понять - шутит он или говорит правду. Кузьма знал и понимал его лучше меня. Он тотчас вскочил, засуетился.

- Никаких ночевок. Только сейчас, сию минуту. К чертям эту Кабырзу, к чертям этих руководящих товарищей. – И адмирал развил бурную деятельность.

Может быть, руководящий товарищ действительно не мог нам помочь, но на приколе стояло с десяток лодок, принадлежащих жителям Кабырзы. Игнат отыскал хозяина одной из них и быстренько с ним договорился.

Во время навигаций на флоте устанавливался, можно сказать, «сухой закон» - поправлять здоровье, так поправлять, - но на случай простудных заболеваний и для поощрения особо отличившихся товарищей прихватывалась небольшая канистрочка спирта. Этой-то канистрочкой и пожертвовал Игнат.

На закупку продуктов, погрузку, проверку и заправку мотора ушло часа два с половиной. Хозяин лодки, мужичок с жадными глазами и красным носом, прижав канистрочку к груди, советовал переночевать и плыть на рассвете, но нетерпение наше поскорее оказаться на лоне первозданной природы было столь велико, что на его слова никто не обратил внимания.

Игнат принес длинную жердь, пристроил ее посередке нашего корабля. Кузьма вынул из кармана своего рюкзака треугольный флаг, сшитый из разноцветных кусков блестящего материала, передал его Игнату, вытянул руки по швам и гаркнул:

- На-а по-одъем фла-а-ага... р-равняйсь!

Валера тут же пристроился к адмиралу, я к Валере. Задрав головы, мы стояли не шелохнувшись, пока Игнат прибивал флаг к мачте специально прихваченными с собой гвоздиками.

Хозяин лодки обошел нас с фланга, пощипал свободной рукой реденькую бороденку, в глазах его появилась тревога, он часто задышал и, на что-то решившись, бочком и с некоторой опаской двинулся к Игнату, тронул его за ногу.

- Слышь... У нас такого уговору не было.

Игнат забил последний гвоздь, отдал флагу честь и только тогда повернулся к хозяину лодки.

- Что говоришь?

- Уговору, говорю, не было, чтобы это самое... флаг вот заграничный приколачивать.

Адмирал скомандовал: «Вольно! Разойдись!»

Хозяин лодки переминался с ноги на ногу возле сраженного его заявлением Игната.

- Ну даешь, старина! - молвил, наконец, Игнат. - Впрочем, если есть возражения, можно сыграть отбой, - и протянул руку за канистрочкой.

Хозяин лодки повел носом, сглотнул слюну, пробормотал что-то одними губами и отступил. Делайте, дескать, что хотите, но только канистрочка пусть останется при мне.

Мы распределили груз по днищу. Игнат сел за мотор, адмирал с шестом в качестве вперед¬смотрящего занял позицию на но¬су, Валера примостился возле адмирала, я - напротив Игната и 22-го июля ровно в 16-30 наш корабль отчалил от кабырзинского берега. На берегу стояли два годовалых бычка и хозяин лодки. Все они с одинаковым безразличием глядели нам вслед.

Через полчаса нас окружили лесистые горы, голубое небо с плывущей навстречу невзрачной тучкой и прозрачная вода. У берегов всплескивала, играя, рыбешка. Встречный ветерок полоскал адмиральский флаг. Необыкновенным отдохновением веяло от этого мира природы, и даже суровый Игнат разулыбался, будто только что народился на свет.

Я поудобнее устроился среди рюкзаков, вытянул ноги и ощутил такое никогда не испытываемое мною блаженство, что, казалось, будто я растворился и все, что меня окружает, живет не отдельно, а является частичкой моего тела, моей души, моего сознания. Если бы не гул мотора, было бы, наверное, еще благостнее.

Игнат вел лодку уверенно, ловко обходил едва приметные глазу бурунки и рискованно проскакивал перекаты, словно был здесь не первый раз и на память знал каждый камушек, каждую отмель.

Адмирал тоже не дремал. Отработанными в предыдущих навигациях жестами он показывал Игнату, когда и куда надо свернуть и когда следует держать корабль по курсу, не опасаясь наскочить на риф, то бишь подводный камень, которых в Мрассу была пропасть. И только мы с Валерой бездельничали, глазели спокойнехонько по сторонам, макали в воду и грызли сухари, потому как пообедать нам было некогда и, судя по боевому настроению адмирала, ужин нас ожидал только вечером, на привале с ночевкой.

Все чаще стали встречаться острова и островки. Мрассу растекалась на две, а то и три протоки, и тогда Игнат притормаживал, вгляделся вместе с адмиралом вдаль и наверняка больше по интуиции, чем по каким-то приметам, направлял судно в ту протоку, по которой можно проплыть, а не сесть на мель или напороться на подводные камни.

Тучка, которая недавно еще казалась маленькой и невзрачной, с каждой минутой разрасталась, застилала горизонт и грозила нам всяческими неприятностями.

Игнат помрачнел, поджал губы.

- Может, пронесет, - сказал я.

Игнат ничего не ответил. Он хмуро посматривал на темнеющие берега, и я догадался, что Игнат выбирает место для ночевки. Но берега здесь были круты, скалисты, без единой мало-мальски подходящей поляночки для палатки.

Начал накрапывать дождик. Не пронесло! Я заерзал - что же делать? - сами намокнем, рюкзаки подмокнут, продукты...

- Не шебутись, - сказал мне Игнат, - помоги лучше матросу. Валера достал откуда-то полихлорвиниловый тент, развернул, протянул мне конец, и мы укрыли им груз. Дождь усиливался.

Впереди замаячил остров. Покатый мысок сбегал к реке, рассе¬кая ее на две части. Мысок густо порос травой, кустарником и, судя по всему, на нем было вдосталь наплаву - прибитых рекой бревен и сучьев, что в нашем положении имело немаловажное значение.

- Держать курс на мыс, - повеселел Кузьма.

Игнат вовремя скинул газ, поднял мотор. Корабль наш проскребся днищем по галечнику и зарылся в прибрежную траву. И вот тут-то я понял, что такое на самом деле флот Кузьмы Куркова, или как его называли заводские остряки-завистники, Кузькин флот.

Не было сказано ни единого лишнего слова. Адмирал первым выскочил на берег, быстренько обежал мыс, нашел удобное для палатки место и, подставив спину дождю, стал разжигать костер. Игнат взял топор и пошел в редкий лесок рубить колья для палатки. Валера подтянул лодку повыше, привязал ее за куст тальника, нырнул под тент, достал палатку. И только я стоял остолопом, не зная, что делать. Дождь перешел в настоящий ливень. Я решил помочь Валере ставить палатку.

- Твое дело - трава, - сказал Валера.

- Какая трава?

- Под палатку.

Ясно. Мог бы и сам догадаться. Спать на сыром галечнике неспособно, да и небезопасно - в два счета радикулит заработаешь. Я стал рвать высокий папоротник, который в изобилии рос на кочкарнике возле леска.

Потянуло слабеньким дымком. Защищая с трудом добытый огонь от дождя, Кузьма распростер над костерком полы куртки и походил на хищную птицу. Когда костер разгорится, дождь будет ему не страшен.

Игнат принес колья, и они с Валерой пришли мне на помощь. Никогда не думал, что под палатку надо столько травы. В конце концов, можно было бы и так перемаяться одну-то ночь. Но у ребят на этот счет было свое мнение. Мне не хотелось в первый же день ударить перед ними лицом в грязь, и я старался изо всех сил.

Штормовка, капюшон, брюки промокли насквозь. Непривычный к физической работе, я быстро устал, но не подавал вида. Ломило спину, руки занемели, вода с капюшона заливала лицо, под коленками ощущалась противная дрожь, кровь стучала в виски, в глазах темнело. Казалось, еще минута и я не выдержу, упаду прямо на мокрую гальку меж кочек и черт с ним, радикулитом, ливнем, предстоящим ужином…

И вдруг, захватив в горсть под самый корень очередную «порцию» папоротника, я увидел маленькое, совсем маленькое солнышко, оно светило мне, словно из-под земли, лежа на темной, насквозь пропитанной водой кочке, и как бы говорило улыбчиво: «Ну, чего нюни распустил? Все хорошо. Все очень-очень хорошо».

Это была только что народившаяся волнушечка. Кругленькая, веселая, с розовыми разводами. Посередине ее в неглубокой пока впадинке блестела вода.

Я привык брать волнушки осенью на скошенных полянах в березовых колках и никак не мог представить, что встречу этот красивый и особенно вкусный для засолки грибочек на необитаемом таежном острове, на какой-то сырой кочке в зарослях папоротника.

- Ребята, сюда... Скорее! - крикнул я, словно волнушечка могла исчезнуть.

Я, наверное, перестарался, крикнул очень громко и, может быть, испуганно, потому что ребята бросили работу и тотчас примчались ко мне. Даже Кузьма оставил свой, по-настоящему еще не разгоревшийся костер.

- Что случилось?

- С-с-смотрите... Это же просто непостижимо... Да вот сюда, сюда смотрите. Это же... - Я млел от восторга и счастья.— Во-олну-шечка...

- Тьфу! Я-то подумал - змея, - Валера швырнул здоровенную палку, прихваченную на случай встречи со змеей.

И тут проглянуло настоящее солнце. Вечернее уже, почти не греющее, но приветливое и ласковое. Дождь прекратился. Костер запылал, и вода в ведре к вящей радости адмирала закипела.

Быстро установили палатку, развесили у костра мокрую одежду и насели на Кузьму: «Давай корми!»

- Ну, кто пробу снимет? – Кузьма выхватил из ведра ложку густого варева.

За пробой потянулись все.

- Тогда я сам, - сказал Кузьма и, дуя, стал слизывать с ложки зеленовато-желтую кашицу.

- Чегой-то не хватает... Или лишку... - взгляд адмирала выражал явную растерянность.

Второпях адмирал перепутал концентраты и сварил гороховое пюре вместе с заварным кремом.

- Ничего, привыкай, - сказал мне Валера. - Бывало и хуже, - и повернулся к Игнату: - Под это бы дело граммчиков по двадцать для сугреву... Пошло бы за милу душу…

- Все наши граммчики скушал некий руководящий товарищ, - сказал не без намека Игнат, искоса глянув на Кузьму, который болезненно переживал ошибку и самоотверженно поглощал свое произведение кулинарного искусства. - Но если поставить вопрос на голосование...

- Неужели есть? - глаза у Валеры нехорошо заблестели. Кузьма перестал жевать. Из-под днища лодки выплеснулась большая рыбешка. Наверное, спасалась от жадного хищника. Игнат долго рылся в своем, тщательно уложенном рюкзаке, вытащил завернутую в тряпицу алюминиевую фляжку военного образца, отвинтил колпачок, понюхал, сморщился: «И как ее только именинники пьют?!», плеснул в колпачок несколько капель, протянул адмиралу.

Кузьма мотнул головой.

- Пусть Волнушечка... За начало своей первой навигации...

И я понял тогда, что мое собственное имя, выведенное тушью в метрике и паспорте, теперь надолго утрачено. Придется привыкать к новому …

Далее > Глава четвертая "Мрассу - желтая река"

Олег Павловский "Мрассу - желтая река"

Советуем почитать:
Категория: Мрассу - желтая река | Добавил: Glavstroy (02.09.2004)
Просмотров: 762 | Теги: Мрассу, рыбалка на Мрассу
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Личный кабинет
Гость

Советуем зарегистрироваться для полного доступа к сайту!
Форма входа
Логин:
Пароль:
Друзья сайта
  • Прокопьевск On-line!

  • Лига КУЗ-БАСС. Сайт о спортивной и любительской рыбалке.

  • Сибирский Рыболовный Клуб ТУГУН

  • Грузоперевозки в Прокопьевске

  • Статистика и друзья
    Украинская рыбалка города Новокузнецк, Кемерово Яндекс цитирования ЛИГА КУЗ-БАСС - www.kuzbassliga.ru Рыбалка в Кемерово Платная рыбалка, рыболовные туры. Fishtravel.org Экстремальный портал VVV.RU
    Сейчас на сайте: 3
    Гостей: 3
    Рыболовов: 0

    Сегодня нас посетили: snayper, Sansei


    При использовании материалов с сайта активная ссылка на "Рыбалка в Прокопьевске" обязательна.
    Добро пожаловать на сайт о рыбалке в Прокопьевске, Новокузнецке, Кемеровской области и Кузбассе.
    Рыбалка в Прокопьевске © 2004-2018 |